Вещмешок солдата российской армии. Фото https://multimedia.mil.ru/multimedia/photo/gallery.htm?id=13758@cmsPhotoGallery

07 ноября 2018, 05:26

Родные рассказали о смерти осетинского призывника

Призывник из Северной Осетии Сослан Газзаев умер от менингита в одной из воинских частей. По словам его брата Алексея, о госпитализации Сослана близкие узнали не от командования части, а от сослуживца через соцсети. Алексею врачи сообщили, что Сослан слишком долго оставался без квалифицированной медицинской помощи. По факту смерти Газзаева возбуждено уголовное дело.

Сослана Газзаева призвали на службу 2 июля 2018 года, рассказал 6 ноября корреспонденту "Кавказского узла" старший брат солдата Алексей Газзаев.

Проблемы начались с первого дня службы, отметил он.

"Он прибыл в воинскую часть, никакого учебного сбора проведено с солдатами не было. Их сразу зачислили в штатные линейные подразделения. Он попал в артиллерийско-зенитный дивизион. К присяге их тоже привели формально, объясняя это тем, что в октябре у них планируется полевой выход, и у них не было времени на проведение учебного сбора и всего остального. Это он мне еще при жизни рассказывал. У них не хватало людей для полевого выхода, поэтому они туда забрали молодое пополнение, новобранцев, можно сказать", - рассказал Алексей Газзаев.

По его словам, с 17 сентября по 10 октября солдаты находились на полевом выходе в учебном центре в Мулино под Нижним Новгородом.

"Оттуда он звонил мне. Мы созванивались практически каждый день. Он рассказывал, что там все есть, казармы чистые, но ничего не работало. Ни воды, ни электричества не было. Приехали, электричество им подключили. Лагерь, в принципе, функционировал, за исключением бытовых условий - элементарно место для умывания солдата не было организовано. На полевой выход брат не жаловался, все ему нравилось: стрельбы, знакомство с оружием. Ни о чем негативном он не рассказывал", - сказал Алексей.

По его словам, 10 октября после возвращения с полевого выхода Сослан еще созванивался с братом и родителями, на здоровье не жаловался.

Однако, как рассказали Алексею сослуживцы брата уже после его смерти, еще находясь на учениях в Мулино Сослан и еще семь человек заболели. Они обратились за медицинской помощью, их отвезли в медпункт, но там стояла только палатка, никого не было. Их привезли обратно в лагерь, где они лечились своими силами. Раз в неделю к ним приезжала машина, привозила лимонады, сигареты, продукты - то, что солдаты могут купить. Лекарств, которыми можно вылечить простуду, практически не было.

По словам Алексея Газзаева, с 10 по 15 октября Сослан находился в казарме с температурой и головной болью. Он обратился за медицинской помощью уже внутри дивизии, в медсанбате ему дали таблетку цитрамона и отправили обратно в казарму. Это было буквально на второй день после возвращения с полевого выхода. После этого Сослан еще несколько дней пролежал и 15-го числа на очередном построении потерял сознание. Его под руки увели в медсанбат.

По его словам, из медсанбата Газзаева отправили в Наро-Фоминский гарнизонный госпиталь, а оттуда - в окружной госпиталь Подольска. Туда он уже попал в крайне тяжелом состоянии, и его сразу поместили в реанимацию.

Алексей Газзаев отметил, что, когда Сослан заболел, командование части ни в военкомат, ни родителям ничего не сообщило. Родные солдата узнали о случившемся от его сослуживца из Северной Осетии, который вышел на них через соцсети.

"Только так мы узнали, что Сослан в госпитале. И то мы не знали, что он в реанимации, о его состоянии ничего не знали", - сказал Газзаев.

У Сослана Газзаева диагностирована менингококковая инфекция

16 октября Алексей Газзаев, по его словам, срочно вылетел к младшему брату. 

"К полуночи я добрался до Наро-Фоминска, поехал в госпиталь, поднялся в реанимацию, кое-как нашел одного спящего врача, разбудил его, представился, протянул паспорт. Но он даже смотреть, слушать меня не стал, начал ругаться, что я здесь делаю, что это режимный объект - военный госпиталь. Потом вызвал наряд полиции для того, чтобы выгнать меня. И только при них он успокоился и стал разговаривать. Вел себя отвратительно, я еле сдержался. Он сказал, что мой брат при смерти и больше никакой информации не дал", - рассказал он.

На следующий день, по словам Алексея, заведующий отделением реанимации рассказал, что у Сослана менингококковая инфекция.

"Возможная причина - антисанитария, большое скопление людей", - сказал врач Газзаеву.

Врач сразу дал понять, что Сослан Газзаев не транспортабелен, что в другие медицинские учреждения его перевезти не удастся, потому что он в очень тяжелом состоянии. На тот момент, по словам Алексея, брат уже находился в искусственной коме, так как длительное время у него держалась высокая температура около 40 градусов и, чтобы не травмировать мозг, его ввели в медикаментозный сон. 

17 октября Алексею Газзаеву позвонили из реанимации и сообщили, что у брата отказали почки. 

"18 октября я еще приходил проведать его, но меня к нему не пустили. Сказали, что его состояние ухудшилось. Врач-реаниматолог уже дал понять, что надежды на выздоровление не осталось.19 октября рано утром, в 7 часов, мне сообщили, что его сердце остановилось, он скончался", - рассказал Алексей.

По его словам, брат был крепким и здоровым парнем.

"Врач мне объяснил, что когда он попал в реанимацию, болезнь сильно развилась... Он слишком долго был без помощи", - рассказал Алексей Газзаев.

По его словам, после того, как он узнал о смерти брата, он позвонил в воинскую часть сначала командиру роты, затем командиру дивизиона, просил привезти документы и одежду брата, чтобы забрать его из морга. Он забронировал самолет и "груз 200" до Владикавказа на 16:30 мск. Однако из части документы привезли лишь к вечеру, в начале пятого. Алексею Газзаеву пришлось перезаказать самолет на Минводы.

По факту смерти Сослана Газзаева возбуждено уголовное дело

Похоронили Сослана Газзаева 22 октября в Ардоне. Республиканский военкомат организовал похоронную процессию, чтобы проводить солдата в последний путь с почестями.

Спустя два дня после похорон Алексей Газзаев подал заявление в военную прокуратуру в Северной Осетии с просьбой разобраться в случившемся. Письмо направили в Наро-Фоминск. Родным Сослана Газзаева позвонили из Наро-Фоминской военной прокуратуры и сообщили о возбуждении уголовного дела по факту смерти, а также о том, что ведется проверка в госпитале.

"Это стандартная процедура, дело возбудили независимо от моего заявления. Это никаких результатов не даст", - уверен Алексей.

Заключение о смерти Сослана Газзаева от судмедэкспертов родные пока не получили. Алексею Газзаеву объяснили, что на это может уйти месяц. Но сначала документ придет в воинскую часть. Однако, по словам Алексея Газзаева, командование части, где служил его брат, перестало выходить на связь.

Алексей Газзаев также рассказал, что, когда только прилетел в Москву, связался с депутатом Госдумы от Северной Осетии Зурабом Макиевым, который организовал приезд в госпиталь главного терапевта Минобороны и двух профессоров из клиник Бурденко и Вишневского, которые осмотрели Сослана. Они согласились с лечением и диагнозом, который ему поставили, но отметили, что лечить его уже поздно.

Также, по словам Алексея, ему 5 ноября позвонил депутат Госдумы Валерий Газзаев, который оставил номер своего помощника и попросил отправить ему все данные о деле, чтобы подготовить обращение в Генпрокуратуру и на имя министра обороны.

"Я понимаю, что если не будет никакого резонанса, то ни один следственный орган этим досконально заниматься не будет", - заявил Алексей.

По его словам, в республике какой-то общественной реакции на произошедшее нет, о случившемся рассказали только в местных новостях.

За смерть солдата ответственность несет командир части

В случае заболевания солдата с летальным исходом на руководстве воинской части лежит уголовная ответственность, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" заместитель председателя "Комитета солдатских матерей" Андрей Курочкин.

"Вопрос только в том, кто будет привлечен к ответственности. По факту смерти автоматически должно быть возбуждено уголовное дело. Потом начинается следствие в военно-следственном отделе. Следователи проводят проверку медицинского отдела военной части и действий командира части. Обвинительное заключение будет построено на основе выявленных в результате следствия фактов. В целом за такую смерть солдата ответственность несет командир части", - сказал он.

По его словам, если военнослужащий обращался в санчасть, то в журнале регистраций должна быть информация об этом.

"Военнослужащим надо обращаться в санчасть, если возникли проблемы со здоровьем. Не надо ждать, пока будет очень плохо, надо сразу обращаться. Там ведется журнал регистрации, где фиксируются все обращения и жалобы на здоровье. Это надо делать своевременно. Если бывают серьезные патологии, делаются назначения, солдата помещают в карантин. Эта информация передается командиру части, по его приказу происходит госпитализация", - рассказал он.

В случае отказа оказать медпомощь Андрей Курочкин советует сразу же обращаться в компетентные органы.

"К сожалению, далеко не всегда своевременно оказывают медицинскую помощь военнослужащим... Чтобы не было таких летальных исходов, в случае отказа от оказания медпомощи военнослужащие должны обращаться в военную прокуратуру, медицинскую службы военного округа, главное военно-медицинское управление. Можно также написать рапорт на имя командира части. Помощь родных в этом случае может упростить решение проблемы. Военнослужащие могут сообщить о проблеме родным, а те уже обращаться в вышеперечисленные органы. Этот вариант часто даже лучше", - сказал он.

Он также рекомендует родственникам военнослужащего нанять адвоката и обязательно подключиться к расследованию дела.

"Только экспертиза может доказать факт оказания несвоевременного лечения. Если родные не согласны с вердиктом экспертизы, они могут подать гражданский иск против обвиняемого по делу и провести новую экспертизу в рамках гражданского иска. Родные военнослужащего сами вряд ли смогут собрать доказательную базу с учетом закрытости военных объектов. Им понадобится помощь профессиональных адвокатов. Без адвоката, и опытного в этом случае, не обойтись", - отметил он.

Военный комиссар Алагирского и Ардонского районов Василий Габрилеев назвал смерть Сослана Газзаева уникальным случаем.

"Я здесь работаю с 2006 года, таких случаев не было. Мы сделали все, что могли. На похоронах присутствовали, до похорон тоже приезжали и выражали соболезнования. Заказали почетный караул. Мы поддерживаем связь с братом погибшего. Всю информацию о том, что возбудили уголовное дело, я до него довожу", - приводит его слова abon.news.ru.

По словам главы Ардонского района Владислава Тотрова, командование части, где служил Сослан Газзаев, не приняло никакого участия в перевозке тела солдата.

"Никто из представителей командования частью не выразил соболезнования семье умершего солдата. На похороны никто не приехал. Ардонский и республиканский военкоматы приняли участие в этих мероприятиях, но не командование воинской части", - цитирует Тотрова "Россия-Алания".

"Кавказский узел" пока не располагает комментариями командования части в связи со смертью военнослужащего.

Автор: Эмма Марзоева, Гор Алексанян; источник: корреспонденты "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

16 ноября 2018, 11:58

16 ноября 2018, 10:30

16 ноября 2018, 09:55

16 ноября 2018, 08:44

16 ноября 2018, 08:15

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей